дневник Седьмого

среда, 30 августа 2017 г.

Дверь

В продолжение прошлого поста.


14.44.06.05.04
 Он сидел в смирительной рубашке. Растрёпанные волосы. Все признаки психопата.
- Я больше схожу с ума от того, что не могу сейчас взяться за голову и сидеть так. Плакать. А потом схватить сигарету и курить. А ещё лучше хлебнуть с горла. Хочется кричать и бить всё вокруг. Так оно взрывается всё внутри. Но сейчас закричишь - опять забегут санитары и отправят в карцер. Там вообще взрываешься ещё больше. Стены мягкие и прыгаешь пока силы не иссякнут и не успокоишься.
- Н-да, п...ц
- Зачем ты пришёл?
- Посмотреть как ты тут.
- Ну и как я тут? Выполнил свой гражданский долг? Теперь смело в любой момент можешь сказать, что навещал его. Гарантия от всего. Если кто-то...
- Да заткнись ты! Хрена гонишь?
- Ну да...
Он упал лбом на стол. Жалкое зрелище.
- Вот дерьмо.
- Может тебе принести что-нибудь? Я приду завтра-послезавтра.
- Свежую идею. Я конечно понимаю - я псих... там, душевнобольной и т.п., но не настолько же, чтобы тут сидеть. Я хочу выбраться.
- Тц. Это, боюсь, сложно. Очень.
- Б...ть! Я хочу взяться руками за голову, - он встал со стула и начал ходить по комнате для посетителей, - Я хочу закурить! Я хочу подойти к плите и нагреть себе чаю. Я хочу выйти на улицу и улыбнуться первой встречной, - он зарыдал, - Я хочу почесать за ухом!!!
 Вбежали санитары. Он обернулся и постарался показать, что спокоен.
- Всё нормально, просто давно не виделись.
Не обращая на это внимания, санитары потащили его из комнаты. Он сказал:
- Можно я попрощаюсь?
Санитары развернули его лицом к посетителю.
- Они суки.
 Бравые мужички в белых халатах вытолкали кричащего и сопротивляющегося Его из комнаты.
 Дверь закрылась.



00.30.27.04.04
 Дверь открылась.
- Опять ты? Надо же. Я вот тут подумал, - Он обернулся, - когда ты приходишь, меня ведут через какой-то коридор. Там окна открыты и видно за ними забор такой хреновенький... Короче можно спокойно уйти. Вот только до этого коридора с моей палаты две двери. Обе закрыты. Без твоей помощи не обойтись.
- Ты уверен, что тебе это надо?
- Серый, ты, по ходу, совсем ещё ничего не понял. Чтобы лечиться надо общаться с нормальными людьми, а не с конченными психами. Тут мне лучше не станет. И что-то тут мне многое перестаёт нравиться. Либо моя крыша совсем съехала, либо тут творится нечто... Ну блин, инопланетное что ли. Ох, я боюсь об этом говорить. Как бы ты не посчитал меня за чудака, страдающего аутизмом.
 Наступила тишина. Он опустил голову, но отражающийся от стола свет всё равно резал глаза.  Часы на стене отсчитывали время до конца посещения. Он помнил об этом.
 Слабый ветерок задувал в открытое окно. Стоп! ОТКРЫТОЕ ОКНО! Он привстал и выглянул в него. Тоже самое! Тот же "хреновенький" забор. Его глаза заблестели. В голове понеслись расчёты.
...выпрыгну очень быстро...
...ничто не ограничивает...
...неужели они не подумали об этом?..
...нет, что-то тут не то...
...хотя, здесь явно работают одни болваны...
...спонтанность - лучший друг...
 Он обернулся. Санитары стояли за стеклом спиной к Нему. "Опять несут свою чушь" - подумал Он.
 Его взгляд коснулся пытающегося сохранить хладнокровность Серого и устремился на окно.  Мгновение спустя туда же устремился и Он сам.
 Серый встал и подошёл к стеклянной двери, за которой стояли двое в белых халатах. Они почувствовали его взгляд спиной, повернулись. Посмотрели на него, на стул, где только что сидел Он, на открытое окно и, ничуть не меняя улыбок, продолжили свой разговор.
 Серый нахмурил чёрные брови. Он стукнул по стеклу и крикнул: "Он сбежал", указывая пальцем на пустой стул. Один из санитаров, тот, что стоял слева, замахал рукой, будто говоря "Ничего, ничего".
 Лёгкий дымок стал прокрадываться в сознание Серого. "О, чёрт, как бы самому здесь не остаться," - думал он, когда из окна послышались действительно странные звуки, напоминающие свист. Рама окна озарилась светом.
 Как только Серый шагнул к окну, кто-то взял его за локоть и повёл к выходу. Обернувшись он увидел морщинистое лицо, расплывшееся в улыбке.
- Извините, посещение окончено, - сказала улыбка.
 Серый не видел куда его вели. Он пытался разглядеть черты лица того, кто его вёл. Что-то мутнело в глазах.
 Опомнился он только когда оказался на ступеньках Экспериментальной психбольницы.
 Дверь закрылась.


14.44.06.05.04
 Дверь открылась.
 Серый так долго стучал в неё, что, казалось, даже если бы за ней никого не было, она сама бы открылась, чтобы впустить его в конце концов. Теперь-то он не собирался никуда уходить.  Только совсем тупой мог не понять, что здесь творится что-то неладное.
 Человек в белом халате выглянул из обычно настежь открытой двери, словно хозяин из грязной квартиры, не желающий показывать нежданному гостю свой срач. Он выдавил удивление и, наконец, всё ту же улыбку как-ни-в-чём-не-бывало.
- Извините, но час посещений на сегодня окончен. Вы можете прийти завтра.
 Серый словно заворожённый смотрел на Улыбку. Дверь снова закрылась. Глаза и рот Серого не закрывались уже минуту. Он поднялся на пару ступенек, дёрнул за дверную ручку. Ничего не произошло. Он другого и не ждал. Его голова, будто насос, принялась всасывать здравомыслие.
 Как ему казалось из дверной ручки.
 Что-то поменялось в его сознании и тогда Серый понял, что это и есть истинная трезвость.  Всё, что было до этого момента происходило словно в тумане. Тут же в голову пришла трезвейшая мысль.
 Забор. Ну конечно же. Хреновенький. Он рассчитал где примерно должен находиться этот забор и сошёл со ступенек.
 Бетонные плиты ограждали психбольницу. Все были по два с половиной метра высотой. На некоторых красовались надписи. "Цой жив", "Nirvana" - гласили они. Некоторые плиты были стары, но ни одна не показалась Серому "хреновенькой", даже когда он снова встретил лестинцу. Путь вокруг больницы занял около двух минут и, как ни странно, никаких калиток или ворот для въезда машин тоже не было. Одни только плиты. Он не мог не отметить этот факт. И это только подталкивало к тому, чтобы заглянуть внутрь.
 Серый вернулся на то место, куда по его мнению должны были выходить окна комнаты для посетителей. Он подтянулся на заборе и заглянул за край.
 Его взору открылся не очень уютный дворик. Серость поглощала его скамейки и тротуары.  Даже трава на газонах сливалась с общим тоном, становясь серо-зелёной. Всё полностью расходилось с внутренним убранством больницы.
 Во дворе никого не было. Серый взглянул на окна и обнаружил, что окон у больницы тоже нет.  Это заставило его опуститься на землю. Он сел, прислонившись к забору и уставился на куст перед собой.
- Что же это такое? - сказал он кусту, - что же это такое?
 Он ясно помнил, как шёл в эту больницу впервые, как осматривал её издалека. И ОКНА У НЕЁ БЫЛИ. Так же он помнил, как смотрел из окна комнаты для посетителей на эту часть леса, что находится перед ним сейчас. ОКНА БЫЛИ. Он не мог ошибаться.
 Больница будто изменилась. Как будто он смотрел на неё с другой стороны, той, которая всегда была скрыта, как обратная сторона луны.
 Серый поднялся и побежал вдоль забора. Он пробежал половину пути, заглянул через забор и увидел... Тоже самое. И с этой стороны здания окон не было. Он снова сел.
- Я что-то перепутал, - услышал Серый свой голос. - Ну да, конечно. Я что-то здорово перепутал.
 Страх на его лице сменился улыбкой. Но ненадолго. Больница находилась в лесу, недалеко от города и, кроме редких грибников, здесь никого не встретишь. Не было никого у кого можно было спросить где он находится и вообще - он хотел бы узнать какой это год.
 После того тумана в голове хотелось бы узнать всё. Правильно ли он понимает всё.
 Он не слышал ни пения птиц, ни далёкого гула города, обычного для этих мест. Будто его загипнотизировал тот санитар с Улыбкой и он теперь видит всё как-то по-другому. Будто этот санитар вывел его не в тот мир. Может, он ошибся дверью?

 Дверь... Дверь...
 То, что впускает, услужливо открываясь или не даёт войти. То, через что ты попадаешь в новую обстановку, на чужую территорию или в давно знакомое место. За свою жизнь каждый открывает тысячи дверей, но нельзя утверждать что ты увидишь за следующей. Что изменилось за знакомой дверью, пока она была закрыта. Лишь открыв её ты узнаешь это.
16.55.12.05.04


воскресенье, 13 августа 2017 г.

Линия

Во времена тотального безделия в деревне, я перечитал всего Стивена Кинга, что смог найти в местной библиотеке. Очень уж он мне нравится. Среди прочих попалась и "Как писать книги" его авторства. Название говорит само за себя и, поскольку времени у меня было вагон, я тоже, мотивированный историей успеха и просто для своеобразной арт-терапии, что-то писал.
Кинг в своей "инструкции" рассказывает как он сочиняет сюжеты - никакого плана у него нет. Он просто бросает героев в какие-то обстоятельства и сам с интересом наблюдает как они будут выкручиваться, просто описывая это. Естественно, подражая ему, я включал такой же полёт фантазии, поэтому все мои сочинения выходили слегка сумасбродно-фантасмагоричными.
Прошло уже лет 15 и недавно я наткнулся на эти записи. И решил парочку перепечатать (фото оригинала прилагается). Вдруг и тебе они доставят такое же удовольствие как и мне, когда я их перечитывал. Конечно же, делая скидку на полное профанство автора и очевидную инфантильность. Мне было чуть больше 20-ти.
Для начала покороче.

* * *


 Чёрный цвет. Высокие стены. Жёлтая линия посреди пола. Только ей он доверяет.
Мелкими шагами Кот пробирается в сгустившейся тьме. Шорохи затихли и теперь ему ничего не остаётся, кроме как идти. Словно раздвигая шторы мглы, он водит руками по воздуху, Жёлтая линия петляет, но, судя по всему, именно она должна привести его хоть куда-то.
 Теперь стало спокойней. Адские звуки, которые будто затягивают вокруг твоей головы струну и стягивают её, исчезли, и тишина наконец воцарилась. И тут он стал понимать, что вскоре она будет пугать его ещё больше. Будет пугать таящаяся в тишине внезапность. И это чувство уже начало воплощаться в жизнь, когда Кот вдруг опомнился и увидел... Точнее не увидел. Не увидел линии.
 - Где ты, чёрт возьми?
 "О, нет. Только не это. Если я её не найду, я, похоже, навечно здесь застряну. Я же здесь сдохну и не от рака или СПИДа какого-нибудь, а от этого сукиного сына Страха, - думал он. - Я же прям сейчас..." Но мысль не успела закончиться.
 - Ух! Вот ты где, - сказал он, повернувшись, - долбанная тьма.
 Линии с полшага уже не было видно, хотя иногда казалось будто она светится. Но вот она. Всё такая же жёлтая.
 Сколько же ещё идти? Он шёл, наверное, уже около получаса. Ему, по крайней мере, так казалось. Но линия не кончалась. Сколько ещё?
 Кот смотрел под ноги и вся его жизнь теперь заключалась в жёлтой полосе. У неё был очень плавный поворот и ему приходилось всё время подруливать. У него и мысли не было сделать шаг в сторону. Там - пропасть, смерть, конец. Другого выхода нет. Только линия. Только она. Вытканная непонятным образом на полу она вела к Выходу. Должна была вести. Обязана.
Шорохи снова приближались и Кот ускорил шаг. Привыкшие к темноте глаза успевали различать жёлтый цвет и следовать ему, даже если бы он побежал. Вот уже послышались голоса. Неясные стоны, будто зовущие на помощь. Взвизги и рычания. Да такого и в страшном сне не приснится. В желудке что-то зажало.
 И он побежал.
 Бежал он всё быстрее и звуки, казалось, догоняли его, но вскоре стали смолкать и, наконец, стихли совсем. Тяжело дыша и уже почти сходя с ума, Кот всё же решил не останавливаться. Линия всё так же плавно "рулила" влево. 
 От пережитого страха в мозгах ненадолго прояснилось. И тут он понял.
 - Конец - сказал он.
 Линия образовывала круг.

02.44.23.04.03